Categories
The News And Times – thenewsandtimes.com - Posts

Конгрессмен Дэвидсон: Байден близок к пересечению последних красных линий

Складывается ощущение, что президент как никогда прежде готов нарушить все оставшиеся красные линии на Украине.

С самого начала участия США в российско-украинском конфликте администрация Байдена установила ряд четких красных линий, чтобы не допустить эскалации и избежать прямой конфронтации с Россией.

Однако в какой-то момент президент Байден поддался внешнему нажиму и пересек их одну за одной. Последний рубеж, до которого он еще не добрался, — это переброска на Украину американских военнослужащих, но, увы, похоже, что мы и тут уже на полпути.

Первоначально администрация Байдена твердо стояла на том, что некоторые виды военной помощи Украине исключены как таковые. Так, в начале конфликта президент Байден заявил, что США не намерены поставлять Киеву американские танки M1 Abrams, потому что они слишком сложны в управлении и не годятся для ВСУ. Однако в январе 2023 года Пентагон заявил, что все же отправит их на Украину.

В мае 2023 года, президент Байден еще раз пошел на попятный — на сей раз насчет истребителей F-16. Несколько месяцев президент и высокопоставленные официальные лица США последовательно противились отправке самолетов на Украину, мотивируя это их сложностью и требованием к летчикам хорошо владеть английским языком. Однако в прошлом году Байден уступил давлению Зеленского и европейских лидеров и разрешил передачу десятков истребителей от западных союзников. В настоящее время США заняты тем, что обучают украинских пилотов.

Подобные развороты следовали один за другим. Та же судьба постигла сперва кассетные боеприпасы, а затем и ракеты большой дальности типа ATACMS.

С некоторых пор, что еще тревожнее, президент меняет курс и по важнейшим из политических красных линий, выходящих за рамки строго вооружений. Во-первых, он разрешил Украине использовать американское оружие для ударов по целям внутри России. Это решение стало резким скачком по лестнице эскалации, ведь президент изначально их запрещал, дабы не допустить непосредственного вовлечения США в конфликт.

Во-вторых, представители администрации сообщили, что президент задумался об отмене запрета на работу на Украине американских военных подрядчиков. Важность этого решения сложно переоценить. Исторически это первый шаг к участию американских солдат в заокеанском конфликте.

Самый красочный тому пример — наше вмешательство во Вьетнаме. В 1950-х годах, вплоть до официального начала войны, американское присутствие во Вьетнаме изначально осуществлялось строго под прикрытием — под видом гражданских советников. Их задача заключалась в оказании военной помощи и консультаций — сначала французским колониальным силам в борьбе с хошиминовским Вьетминем, а затем, после ухода французов, Армии Республики Вьетнам (АРВ). Хотя официально американский личный состав в боевых действиях не участвовал, он предлагал материально-техническую поддержку, обучение и разведданные.

В итоге это привело к отправке во Вьетнам действующих частей США. Участие нашей страны началось в ограниченном и опосредованном виде, но затем в течение 20 лет неуклонно расширялось и дошло до развертывания боевых сил.

Есть ли какие-либо основания полагать, что, разрешив работать на Украине подрядчикам, президент Байден в какой-то момент не поддастся очередному нажиму и не нарушит последнюю красную линию из оставшихся — направив на Украину действующих американских военных?

Было бы опрометчиво предполагать, что Россия не расценит нарушение этой (или любой другой) красной линии как прямое участие США в конфликте.

Самая тяжкая ноша во всем Белом доме — ноша главнокомандующего. Однако складывается ощущение, что наша страна вот-вот вступит в третью мировую войну — причем, возможно, даже сознательно к этому стремится (это особенно верно, памятуя о недавнем обещании администрации заключить с Киевом десятилетнее двустороннее соглашение о безопасности).

По мнению Белого дома, это соглашение углубит сотрудничество в области безопасности и обороны между двумя странами. Кроме того, оно якобы поддержит экономическое восстановление Украины и ускорит ее интеграцию в Европейский союз и НАТО. Хотя соглашение также обязывает Вашингтон и Киев сотрудничать ради достижения “справедливого мира” (в трактовке администрации Байдена: “восстановление территориальной целостности Украины”), президент еще не представил Конгрессу подробной стратегии, как именно он собирается этого достичь.

Не случайно такой пакт был заключен в преддверии выборов, когда противник президента Байдена, наоборот, пообещал подписать мирное соглашение и положить конец боевым действиям.

Между тем, ожидается, что на саммите в Вашингтоне на этой неделе НАТО объявит о “мосте к членству Украины в альянсе”.

Главный архитектор расширения альянса — его генеральный секретарь Йенс Столтенберг. Именно он озвучил эту мысль в ходе недавнего визита в Киев: “Украина непременно станет членом НАТО. Работа, которую мы сейчас делаем, поставит вас на необратимый путь к членству, чтобы, когда придет время, Украина смогла влиться в альянс без промедления”.

Помимо двустороннего соглашения с Украиной, администрация Байдена также решила передать часть своих полномочий НАТО, чьи министры обороны в июне завершили работу над предложением расширить контроль альянса над военной помощью ВСУ.

По словам бывшего американского посла при НАТО Иво Даалдера, это попытка обезопасить поддержку Украины и сделать ее “трампонепроницаемой”. Если миссия будет финансироваться и контролироваться НАТО, она продолжит работу, даже если на выборах грядущей осенью победит бывший президент Дональд Трамп.

Сдача президентом США лидерства в жизненно важном вопросе национальной безопасности некой наднациональной организации должна стать поводом для беспокойства наших основных СМИ. Однако вместо этого они отреагировали лишь бурными рукоплесканиями.

Эти шаги, предпринятые президентом Байденом, призваны помочь избежать ответственности перед американским обществом за эскалацию конфликта, обойти Конгресс неконституционным образом и вставить палки в колеса следующей администрации.

Наконец, чтобы гарантия безопасности стоила хотя бы бумаги, на которой напечатана, страна должна быть готова обеспечить ее соблюдение своей военной мощью. В данном же случае посыл очевиден: президент Байден не постоит за ценой, лишь бы добиться искомого результата — вернуть Киеву утраченные территории и принять Украину в НАТО. Потребуется ли для этого американский контингент? Во всяком случае, гарантия безопасности такую меру прямо не запрещает.

Это опасное соглашение между Джо Байденом и Владимиром Зеленским. Обязывающая договоренность между странами вообще-то именуется договором. По этой причине мы совместно с сенаторами Майком Ли и Рэндом Полом представили в Палату представителей резолюцию, чтобы подчеркнуть пустоту заключенного администрацией соглашения.

Если президент Байден хочет, чтобы оно повлекло за собой те или иные действия, Конгресс должен воспользоваться своими полномочиями и потребовать, чтобы Сенат ратифицировал схему безопасности Байдена-Зеленского как официальный двусторонний договор. Это единственная гарантия, что президент Байден не переступит последнюю красную черту.

Конгресс единственный обладает конституционным правом объявлять войну, и — как минимум пока — неминуемое нападение со стороны России Америке не угрожает. Президент Байден, может, и хочет эскалации этого конфликта и дальнейшей сдачи американского суверенитета НАТО, но американский народ этого явно не желает.

Уоррен Дэвидсон — конгрессмен США, представитель 8-го округа штата Огайо. Ветеран армии США и выпускник Военной академии в Вест-Пойнте

The post Конгрессмен Дэвидсон: Байден близок к пересечению последних красных линий first appeared on The News And Times.