Categories
The News And Times – thenewsandtimes.com - Posts

“Америка напоминает СССР”: в США сравнили Байдена с Брежневым

Поздравляю: дают остросюжетное представление о подковерной борьбе за власть между соперничающими кликами внутри американской элиты, и у нас места в первом ряду.

Развернувшаяся борьба в СМИ между спонсорами Демократической партии из-за того, что делать с нескрываемой дряхлостью Джо Байдена, напоминает грызню в стане коммунистов незадолго до распада Советского Союза.

Вожди позднего СССР Леонид Брежнев, Юрий Андропов и Константин Черненко тоже были старыми развалинами. Однако им позволяли изображать из себя правителей, потому что это позволяло их бюрократическим приспешникам не выпускать власть из своих рук. К тому же у партийной верхушки все равно не было идей, как спасти страну от саморазрушения.

В статье The Washington Post за 1982 год о Брежневе пишут, что у него “путаная и сбивчивая речь” и что ему трудно ходить — “особенно по трапу самолета”. Когда он уставал, его дикция становилась еще менее внятной. Чтобы просто выжить, Брежнев ограничил встречи с иностранными лидерами, а на людях его с обеих сторон поддерживали лакеи, “чтобы он не упал”.

8 июля газета The Wall Street Journal расписала во всех подробностях, как советники “закулисно руководят” Байденом, чтобы скрыть или свести к минимуму малейшие проявления возраста. Для этого они предпринимают целый ряд шагов уровня позднего Брежнева: в частности, укладывают его баиньки пораньше, ограничивают время встреч и тщательно режиссируют поездки за границу и общение с избирателями.

“В верхах КПСС, — писал политолог Анджело Кодевилла в 1992 году, — члены Политбюро боролись за власть, манипулируя своим правом продвигать и увольнять целые звенья партийного и правительственного аппарата. Их подчиненные, в свою очередь, проделывали то же самое со своими подчиненными, стремясь при этом сохранить как можно больше автономии от своих покровителей и их покровителей”. Он рассуждает о “современном феодализме”, где доступ к власти определялся экономическим и культурным престижем, а не реальными заслугами.

Другие, в том числе писатель Джоэл Коткин, считают, что в “неофеодализм” скатились уже сами США. Здесь, на страницах The Federalist и в других изданиях, Стелла Морабито отмечала, что все формы тоталитаризма, включая социализм и его искомое конечное состояние, коммунизм, прельщают массы ложными посулами равенства, одновременно выстраивая сложную и запутанную систему привилегий, подконтрольную властной клике. Ровно этим и занимаются американские демократы.

На страницах The Free Press историк Нил Фергюсон недавно сравнил США с позднесоветской системой, упомянув в том числе нашу дряхлую элиту, крайнее недоверие к общественным институтам и, как он выразился, “смерть от отчаяния”. Далее он объяснил в подкасте UnHerd: “Один из поистине показательных моментов в распаде Советского Союза было убеждение простых людей, что вся система — насквозь фальшивка, что люди у руля страны, номенклатура и партийная элита попросту на этом наживаются”.

Писатель Н.С. Лайонс в прошлом году проницательно подметил слияние Запада с коммунизмом, подчеркнув, что, отправляя наши рабочие места и технологические преимущества за границу, западная бюрократия не только не укрепляет свободу по всему миру, как сама же обещала, а, наоборот, завозит к себе бюрократическую тиранию коммунистического образца. Как ни противно это признавать, некоторые параллели между сегодняшней Америкой и коммунистическими системами действительно напрашиваются.

В самом деле: наша бюрократия, в которой переплелись воедино исполнительная, законодательная и судебная власть, — именно то, что наши отцы-основатели прямо называли “тиранией”. Доколе правительством заправляют бюрократы из назначенцев, а выборные должностные лица служат лишь ширмой, США не могут считаться ни свободной страной, ни республикой, ни даже демократией. Таким образом, марионеточное президентство Байдена — символ системной коррупции, в которой погрязла наша элита, и уничтожения прав американцев по рождению на представительное самоуправление.

Умные люди уже давно читают западные СМИ как советскую “Правду” и познают реальность, выворачивая их пропаганду наизнанку. Если пресса вдруг начнет верещать о “демократии”, можно не сомневаться: на самом деле демократия в упадке. Если они твердят, что инфляция — это хорошо (а это явно не так), то между строк читается, что она достигла высшей точки за 40 лет. Когда же они называют ролики, как Джилл Байден и Барак Обама ведут шаркающего Байдена под руки, “дешевой постановкой” и “монтажом”, само их запирательство подтверждает, что это сущая правда.

В эпоху Обамы корпоративные СМИ перешли от доподлинно известной предвзятости к практическому управлению Демократической партией (а, значит, и всей страной) посредством откровенной пропаганды. Всеобщая паника из-за коронавируса доказала, что им по силам превратить несколько худший, чем обычно, сезон гриппа в грандиозную аферу по захвату власти, которая, к слову, так до сих пор и не кончилась.

Выступление Байдена на президентских дебатах в прошлом месяце стало сбоем в матрице лживых прогнозов, которыми тираны удерживают полстраны в подчинении. Хотя многим американцам давно известно, что карантин помог уже тогда умственно неполноценному и недееспособному Байдену собрать голоса неосведомленных избирателей, неспособность корпоративных СМИ хоть как-нибудь замаскировать его старческое слабоумие их откровенно напугала.

США явно встревожены — но не серьезными проблемами (например, что иностранные противники четко осознали, что в США фактически нет главы государства) — а тем, что в 2024 году не смогут перетащить труп Байдена через финишную черту. И даже если им все же улыбнется в этом удача, что же делать, когда он все же рухнет? Другие варианты демократов еще менее жизнеспособны, чем разменявший девятый десяток старикан, пристрастившийся мороженому и иностранным взяткам, — им “рекордное количество голосов за всю историю” светит еще меньше.

В результате мы получили место в первом ряду на остросюжетное представление о подковерной борьбе за власть между соперничающими кликами внутри американской элиты. Как ни парадоксально, когда такая же борьба развернулась внутри Советского Союза, кончилось она отнюдь не праздником свободы. Наоборот, последовал период хаоса и бандитских разборок за сферы влияния, подавить которые удалось лишь восстановлением порядков КГБ.

Вопреки тому, что нам говорят о “народных восстаниях”, будь то коммунистические революции или “арабская весна”, как правило, они лишь меняют одного тирана на другого. Американская революция стала в историческом процессе редчайшим исключением из этой модели. Поэтому вопрос в том, какими возможностями можно воспользоваться сейчас, чтобы не допустить привычной ротации тиранов?

Я бы посоветовала гражданам принять участие в сборе голосов за республиканцев. Да, республиканские политики — идиоты, но пропагандистская пресса раскрывает планы демократов, приписывая врагам их собственные замыслы.

Джой Пульман — исполнительный редактор The Federalist. Счастливая жена и мать шестерых детей, благодарная выпускница факультета журналистики колледжа Хиллсдейл, считает себя коренной американкой и натуралкой. Соучредительница успешной христианской классической школы, автор и соавтор ряда книг и классических учебных программ.

The post “Америка напоминает СССР”: в США сравнили Байдена с Брежневым first appeared on The News And Times.