Categories
The News And Times – thenewsandtimes.com - Posts

Отсутствие Путина в Нормандии показало отношение Запада к истории

Страну, больше остальных потерявшую ради победы во Второй мировой войне, лишили возможности фигурировать в истории последней

“Время снова тянется медленно, — написал в своем дневнике один офицер 80 лет назад, накануне великой битвы, которая вытянула из нацистской Германии все жилы. — Дни тянутся бесконечно”. Писем из дома не было, и он беспокоился, что назревает ссора с женой. “Я могу долго терпеть, — флегматично размышлял он, — потому что скоро нам предстоит бой, и я все забуду”. Затем, всего через несколько дней после высадки в Нормандии, этого человека не стало — вместе с восемью миллионами других советских солдат, павших на Восточном фронте.

На прошлой неделе европейские и американские лидеры собрались, чтобы отметить 80-летие высадки союзников в 1944 году, когда 150 тысяч солдат из США, Великобритании, Канады и Франции начали долгий кровавый марш на Берлин. Торжественное празднование того, что стало известно как “Самый длинный день”, — отличный урок на тему того, как власть формирует историческую память и манипулирует ею.

В списке гостей был заметный пробел: президента Владимира Путина и Россию исключили оттуда из-за продолжающегося конфликта на Украине. Зато на мероприятиях присутствовал Владимир Зеленский, призванный продемонстрировать, “как высадка войск перекликается со справедливой борьбой, которую сегодня ведет украинское государство”.

“Свобода того стоит, демократия того стоит, Америка того стоит, мир того стоит”, — заявил в своей речи президент США Джозеф Байден, высоко оценив жертвы солдат обеих войн. Однако солдатами, разрушавшими нацистскую Германию, двигали не либерально-демократические ценности. Пока войска союзников пробивали себе путь с нормандских пляжей, полтора миллиона советских солдат начали массированное наступление на группу войск “Центр” Третьего рейха, уничтожив по пути к Берлину 28 из 34 ее дивизий.

“Потери немецких вооруженных сил к концу войны составили 13,488 миллиона человек, или 75% мобилизованных сил и 46% мужского населения Германии в 1939 году, — записал историк Дэвид Гланц (David Glantz). — Из них почти девять миллионов пало на востоке. Молчаливыми свидетелями той бойни являются надписи “Умер на востоке”, высеченные на бесчисленных тысячах надгробий на множестве немецких кладбищ”.

Страну, больше остальных потерявшую ради победы во Второй мировой войне, лишили возможности фигурировать в ее истории, и на этом примере можно учиться злоупотреблению историей в угоду власти.

Политика Нормандии

“Следует избегать формальных церемоний”, — приказал генерал Дуайт Эйзенхауэр в кратком послании войскам европейских союзников в первую годовщину высадки в Нормандии. Нацистская Германия капитулировала месяцем ранее, но солдаты продолжали сражаться и умирать на Тихоокеанском театре военных действий. Историк Кейт Делани (Kate Delaney) отмечает, что официальное празднование состоялось лишь спустя пять лет, а участвовали в нем местное подразделение горнистов, две девушки, которые возложили венки на пляжах, и разбрасывавшие цветы бомбардировщики.

Одновременно с тем празднованием в Корее началась война, стравившая между собой лидеров антинацистского альянса. В 1952 году генерал-лейтенант Мэтью Риджуэй (Matthew Ridgway), верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе и ветеран Дня “Д”, предупредил о подъеме “нового и более ужасающего тоталитаризма”. Мы соберем силу, которую обещали друг другу, и поставим ее как щит перед нашим народом и нашими землями, сказал он, и эти слова, как оказалось, предвосхитили речь Байдена.

Несмотря на то, что бестселлер американского журналиста ирландского происхождения Корнелиуса Райана “Самый длинный день” (1959 года) закрепил высадку в Нормандии в общественной памяти, крупные годовщины операции американских президентов особо не привлекали, заметила Делани. Линдон Джонсон, погрязший в войне во Вьетнаме и расовом конфликте внутри США, не присутствовал на 20-летнем юбилее. Через пять лет, в 1969 году, Ричарда Никсона отвлекли от празднований призывы к импичменту.

А вот 40-я годовщина высадки в Нормандии, приуроченная к началу утренних телешоу в США, дала президенту Рональду Рейгану возможность для демонстрации своего видения холодной войны. “Советские войска, дошедшие до центра континента, не ушли отсюда, когда наступил мир, — сказал Рейган в своей знаменитой речи. — Уже 40 лет они здесь – незваные, ненужные, неуступающие <…> Мы ждем от Советского Союза подтверждения того, что он готов пойти навстречу, что он разделяет наши стремления, нашу преданность делу мира, что он хочет отказаться от политики захвата”.

Война как кич

Эпоха телевидения превращает все в безвкусицу: за четыре года до того, как фильм Стивена Спилберга “Спасти рядового Райана” (1998) восстановил Нормандию в сознании поколения после холодной войны, президент Билл Клинтон пересек Ла-Манш в составе постановочной флотилии с сопровождением из отреставрированных старинных самолетов. Эта реконструкция высадки в Нормандии, организованная к ее 50-летнему юбилею, была призвана продемонстрировать необходимость военной силы в деле защиты демократии и либерализма. “Мы — дети вашей жертвы, — сказал Клинтон ветеранам битвы. — Пламя вашей юности стало светилом свободы, и мы до сих пор видим, как его свет отражается на ваших лицах, а также на лицах ваших детей и внуков”.

Десять лет спустя, в 2004 году, президент Джордж Буш пошел еще дальше и пригласил на торжества канцлера Германии Герхарда Шредера вместе с новым российским лидером Владимиром Путиным. Он использовал это памятное событие как сигнал после победы в холодной войне, и демократия воцарилась на Западе в новом, расширенном составе. Но новому миру также пришлось вести войны, будь то против джихадистов Аль-Каиды или тоталитарных режимов, таких как Ирак при Саддаме Хусейне.

В толпе зрителей и стареющих ветеранов были звезда фильма “Спасти рядового Райана” Том Хэнкс вместе со Спилбергом. Этот жест не оставил сомнений в том, что фильм задумывался как ответ на этические вопросы, крутящиеся вокруг западной гегемонии и глобальной войны с терроризмом.

А в 2014 году, на 70-й годовщине высадки, канцлер Германии Ангела Меркель, как известно, пожимала руку Путину в преддверии секретных дипломатических переговоров на тему ввода российских войск в Донбасс. Они приведут к Минским соглашениям 2017 года, согласно которым Россия и Украина согласились на прямые переговоры с целью положить конец конфликту.

Как отметила французский дипломат Мари Дюмулен (Marie Dumoulin), после провала Минских соглашений Европа и Запад поняли, что в мире после холодной войны власть и баланс сил имели не меньшее значение, чем в период подготовки ко Второй мировой. Отсутствие Путина в Нормандии представляется одним из способов достижения общественного консенсуса по этому вопросу.

История манипулирования фактами

Мысль о том, что принесенные в годы Второй мировой войны жертвы спасли человечество, верна: нацистская Германия представляла собой концентрированную индустриальную форму зла. Тем не менее, претворяться, что война велась ради построения демократии, — это корысть и фикция. Советский Союз ликвидировал немецкие лагеря смерти, но создал собственную систему ГУЛАГа, унесшую миллионы жизней. США были страной апартеида, а премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль — упорным защитником империализма. Однако этим истинам не позволено вмешиваться в нарратив, где Нормандию выставляют войной за свободу.

В письме с требованием исключить Россию из списка приглашенных на торжества французские интеллектуалы отметили, что эта страна не единственная представляет павших солдат СССР. Мол, в войне против нацистов также погибло большое количество солдат с Украины, тот же маршал Андрей Еременко, который помог разгромить немцев под Сталинградом.

Казахи, киргизы, грузины, туркмены, прибалты и белорусы — все сражались бок о бок с русскими: в конце концов, из руин Советского Союза восстали 15 государств. Впрочем, об этом еще помнили как в 2004, так и в 2019 годах. Тогда Россию считали партнером в европейском геополитическом проекте. Недопуск Путина на памятные мероприятия в этом году — не только акция протеста против его действий на Украине, но и проявление исторической фикции, построенной на лжи о том, что война с нацистской Германией была одной из универсальных либеральных ценностей против тирании.

Это, конечно, грех не одного только Запада. Политики восхваляют солдат, павших в Каргиле (речь о пограничном вооруженном конфликте между Индией и Пакистаном 1999 года. — Прим. ИноСМИ), но не проявляют должного интереса к их ответственности за многочисленные ошибки военного и политического суждения, которые привели к гибели многих молодых людей. Войне в Бангладеш индуистские националисты, исламисты и секуляристы по-прежнему придают совершенно разные значения, причем каждая из сторон цензурирует некоторые важные части истории. Также нет никакого объяснения катастрофическим ошибкам, которые привели к войне 1962 года.

Как и все акции памяти, Нормандия стремится рассказать историю, которая вызовет у зрителя гордость. Однако страны, которые предпочитают сказки самоанализу, пусть зачастую болезненному, но необходимому в контексте реальной истории, неизбежно рискуют расплачиваться самообманом.

The post Отсутствие Путина в Нормандии показало отношение Запада к истории first appeared on The News And Times.